Наш телефон:

Санкт-Петербург
+7(812)646-54-50
Медицинский центр
+7(812)646-54-60
СЕРТИФИКАЦИЯ

Thomas Rosenkilde Rasmussen, «Изучение ритмических движений головы, позволяющих определить третий ритм»

Наука о фасциях и клиническое применение. Изучение ритмических движений головы, позволяющих определить третий ритм

Аннотация:
Введение: Центральное место в остеопатической области черепа и в то же время спорное, занимает концепция уникального ритмического движения, которое, как полагают, происходит от первичного дыхательного механизма (ПДМ). Кроме того, сообщается, что ПДМ проявляется в виде краниального ритмического импульса (КРИ) в черепе  живого человека.
В этом исследовании изучают ритмические колебания человеческой головы, измеряемые непосредственно как физические движения. Цель состоит в том, чтобы исследовать третий ритм, отличный от движений головы, вызванный дыханием и пульсацией артерий, в объективном и чисто экспериментальном исследовании.

Эксперимент: у 50 здоровых людей ритмические колебания головы измерялись в режиме реального времени в течение 42 минут в состоянии покоя без какого-либо вмешательства. Недавно разработанный прибор для отслеживания ритмических движений был использован для измерений.

Результаты: у всех людей третий ритм всегда выделялся отдельно от артериального и дыхательного ритма. Третий ритм наблюдался как динамическое физиологическое явление с узким диапазоном. У здоровых людей в состоянии покоя со средним значением 6,16 циклов в минуту (4.25-7.07). Значительный вклад в амплитуду измеряемых колебаний внесли дыхание и третий ритм, чего не скажешь об артериальной пульсации, чей вклад был незначителен.

Вывод: Настоящее исследование доказывает существование и демонстрирует нормативный диапазон третьего физического ритма, обнаруженного в голове человека. Разработка правильного подхода к изучению третьего ритма может стать основой для будущих клинических и физиологических исследований краниосакральной функции и дисфункции

  1. Введение

Основным убеждением всей остеопатической краниальной концепции является существование ритмичного движения, отличного от дыхания и артериального пульса. Это новое ритмичное движение было названо первичным дыхательным механизмом (ПДМ) доктором Уильямом Г. Сазерлендом, разработчиком остеопатии в краниальной области (Сазерленд 1939). С момента зарождения остеопатии в краниальной области, существование и источники ПДМ постоянно вызывали дискуссии в научной литературе и на общественных форумах.

Предполагается, что проявлением ПДМ является движение, называемое краниальным ритмическим импульсом (КРИ), улавливаемое во время пальпации или измерении головы. Пальпация КРИ занимает центральное место в кранио-сакральной диагностике и используется во всем мире большим числом терапевтов, в рамках кранио-сакрального лечения (КСЛ) краниальной области в остеопатии. С научной точки зрения доказательства надежности кранио-сакрального импульса неясны. Согласие между исследователями отсутствует, и исследования пальпации сообщают о широком спектре КРИ (обзор в Ниелсон., 2006). Существенным источником критики и противоречий как насчет существования, так и насчет диапазона КРИ у людей является субъективный подход к изучению КРИ путем пальпации. Объективный подход к изучению существования КРИ был предпринят доктором Виолой Фрайман (1971), напрямую измерявшей физические движения головы. Недостатком прямых измерений было высокое давление на голову от используемого оборудования, и участникам приходилось задерживать дыхание, чтобы исключить другие движения. В других исследованиях использовались косвенные измерения (обзор в Ниелсон., 2006).

В соответствии с исследованием Фрайман (1971) мы разработали прибор для измерения ритмических движений при прямом физическом движении головы. Цель исследования состояла в том, чтобы (1) охарактеризовать ритмические движения головы, относящиеся к артериальному, дыхательному и возможному третьему ритму (2) описать источник третьего движения и (3) определить диапазон третьего ритма у людей с использованием объективного метода.

  1. Устройства и методы

2.1. Устройство

Meulengracht Measurement разработала прибор, который позволяет улавливать прямые физические движения головы при выборке данных в режиме реального времени. В общем, два улавливающих датчика были расположены на коже в местах нахождения сосцевидных отростков височной кости, сохраняя постоянный контакт давления 10 g на протяжении всего измерения. Используемые датчики CAL 12-010-5 (SMAC Corporation 5807 Van Allen Way Carlsbad, Калифорния, США 760-929-7575), имели чувствительность для обнаружения 1 мм физических движений. Программное обеспечение было разработано Датским Национальным Институтом Метрологии для отслеживания любых ритмических движений с использованием преобразований Фурье. Преобразование Фурье — это математический метод, используемый для идентификации повторяющихся ритмов в измерениях, полученных от исполнительных механизмов. Для получения измерения ритмических движений в реальном времени был необходим алгоритм преобразования Фурье, использующий 20 точек измерения в секунду.

Вся конструкция прибора, метрология и измерения были самостоятельно протестированы Датским национальным институтом метрологии (отчет DFM-2011-R04), в котором документально подтверждалось, что прибор может точно и последовательно измерять физические ритмичные движения с точностью до 5 мм. Полное описание прибора и технологический отчет см. в Приложении A.

Стабильность и уровень шума были исследованы с помощью искусственного черепа, показывающего неподвижное постоянное значение для обоих используемых датчиков во время измерения (данные не показаны).

Программное обеспечение имело сигнал для записи, если были какие-либо движения головы, за которыми не могли уследить датчики, например,чихание или кашель. В дополнение к измерениям с помощью прибора, датчик был помещен на верхнюю часть живота перед диафрагмой для отдельной записи дыхательных циклов. Для получения отдельной записи артериального пульса использовался браслет FitBit pulse.

2.2. Участники

Исследование зарегистрировано в Национальном комитете по этике медицинских исследований Дании, номер исследования 74980. Все участники были добровольцами и подписали согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией. Участниками были 28 женщин и 22 мужчин со средним возрастом 49 лет (диапазон 18-92 лет). Все участники были отобраны в порядке живой очереди. Единственным критерием было отсутствие у человека каких-либо известных в настоящее время заболеваний. Восемь человек никогда не слышали о лечении черепа и не получали никакого лечения, 42 человека прошли некоторое мануальное лечение (массаж, кранио-сакральное, остеопатическое манипулятивное лечение), которое включало в себя лечение головы.

2.3. Условия и протокол

Каждый участник был положен на стол для исследования, на материал, поглощающий давление и вибрацию (ERGOPUR, 9550, Mariager Дания), примерно на 50 минут. На коже с латеральной стороны каждого сосцевидного отростка были расположены датчики с постоянным контактом 10 g во всех положениях головы.

Запись ритмических движений производилась в диапазоне от 3 до 90 циклов в минуту (CPM) в течение 42 минут, в реальном времени.

Участники ни разу не были в контакте с терапевтом; им сказали просто лечь и расслабиться примерно на 50 минут.

Каждый набор данных для всех 50 участников был сохранен на жестком диске и отправлен на анализ (Томасу Розенкильде Расмуссену), все наборы данных оставались недоступными до завершения всего анализа. Статистические методы были выполнены с помощью компьютерной программы Microsoft Excel версии 15.35, в которой использовался анализ данных для расчета статистики и вариантов для каждого набора данных. Возможная корреляция между наборами данных была проанализирована с помощью коэффициента корреляции R, а значимость (P) корреляции между наборами данных была определена регрессионным анализом ANOVA.

 

  1. Результаты

3.1. Определение третьего ритмического движения, отличающегося от дыхательных движений c использованием головы человека

Ритмические движения в диапазоне от 3 до 90 циклов (cpm) были непосредственно измерены с помощью специально разработанного прибора (данные не указаны). Повторяющиеся ритмические движения были определены анализом с использованием быстрого преобразования Фурье в реальном времени.
Артериальные пульсации были измерены в диапазоне от 44 до 78 (в среднем 57) циклов. Движение артериальных пульсаций обсуждается позже, здесь же основное внимание уделяется выявлению движения, отличного от дыхательных движений.
На рис. 1А показаны данные о ритмичных движениях, выявленных в диапазоне от 3 до 35 cpm.  Ось Х на рис. 1A — частота движения по времени (обратите внимание, что шкала на рис. 1A — циклы/2 минуты). Частота получается путем анализа быстрого преобразования Фурье частотой в 2мин. Высота сигнала на оси Y на рис. 1A — это максимальное расстояние в мм между сигналами датчиков, необходимое для периодического перемещения, определенного благодаря преобразованию Фурье.

Две группы ритмичных движений были измерены у всех индивидуумов (n=50) в области сбора данных (рис. 1А). Небольшая группа ритмичных движений головы была выявлена при 4-6 cpm и основная группа движений от 9 до 24 cpm для исследуемого участника. Движение с более высоким cpm (9e24 cpm) на рис. 1A было определено как дыхание, так как тот же ритм был найден в диафрагме (рис. 1B). Медленный выявленный ритм (4-6 cpm, рис. 1A) представляет собой отдельный третий ритм, отличный от дыхательных и артериальных движений и измеряемый на уровне головы. Рис. 1A — сигнал, образуемый с помощью преобразования Фурье используемый для выявления периодических движений, Рис. 1C и D, показывают исходные данные, саму волну периодических движений, указанных на рис. 1A.

Было установлено, что третье движение имеет волновую природу (рис. 1D), отличающуюся от волновой функции дыхания (рис. 1C). Дыхательное движение показано как рост и снижение по сигмовидной кривой (рис. 1C), тогда как волновая природа третьего движения (рис. 1D) показала волну внутри волнового движения.
Среднее значение cpm третьего ритма, дыхания и артериальной пульсации было рассчитано как среднее значение из 42-минутного измерения каждого человека (n 1⁄4 50) (рис. 2). Как показано на рис. 2, три различных ритмических движения определялись как отдельные уникальные ритмические движения, присутствующие у всех здоровых людей. Не было обнаружено никакой существенной корреляции между частотой третьего ритма, частотой дыхания или артериальной пульсацией. На рис. 3, третий ритм был построен путем увеличения cpm, с иллюстрацией очень узкого диапазона скорости третьего ритма у здоровых людей в состоянии покоя со средним значением 6,16 циклов (4.25-7.07), с небольшим количеством отклонений на обоих концах шкалы.

 

Измерение ритмических движений черепа

 

Рис. 1. Измерение ритмических движений черепа и отделение третьего ритма от движений дыхательного ритма. A. Ось Х на рис. 1A — частота движения по отношению ко времени (обратите внимание, что шкала на рис. 1A — циклы/2 мин). Частота получается путем быстрого преобразования Фурье в частоту/2 мин.

Высота сигнала по оси Y на рис. 1A — это максимальное расстояние в мм между сигналами датчиков, предназначенными для периодического перемещения, определенного с помощью преобразования Фурье. Показано окно возможных ритмических движений с частотой до 35 cpm (70/2 цикла/мин). Узкий кластер ритмичных движений головы был определен при 4-6 cpm, а широкий кластер движений — от 9 до 24 cpm. B. Для испытуемого человека наблюдалось временное окно в 1 минуту между дыхательными движениями, измеренными на диафрагме с частотой дыхания 16 cpm. Ось Y — это движение не по отдельной шкале, предназначенной только для определения скорости движения. Рис. C — показано ритмичное движение в широком кластере (9-24 cpm), найденным в рис. A. Определена сигмовидная кривая со средним значением cpm 16. Рис. D. Показано ритмичное движение в узком кластере 4-6 cpm, найденным в рис. A. Найденное движение представляет собой волну внутри волновой функции с “плечом” примерно между максимальной и минимальной амплитудой. Это движение называется третьим ритмом.

 

3.2. Амплитуда ритмичных движений головы

На рис. 1А показано отличие дыхательного и третьего ритмов. Артериальная пульсация со средним значением 57 cpm (44-78) была легко определена отдельно от других ритмов. Для каждого периодического движения, определенного в преобразовании Фурье как дыхание, третий ритм и артериальный ритм, можно было бы получить максимальное расстояние в мм между датчиками в качестве меры амплитуды движения головы. На рис. 1C показана частота дыхания по оси Х и амплитуда по оси Y. На рис. 1D частота третьего ритма находится на оси X и амплитуда — на оси Y. Нет статистики артериального ритма

cpm

Рис. 2. Среднее значение cpm третьего ритма, дыхания и артериальной пульсации измеренных с помощью головы каждого испытуемого (n 1⁄4 50). Средняя артериальная пульсация головы составляла 56,65 cpm (44.00-78.28), средняя дыхательная частота головы составляла 14,34 cpm (9.63-20.65), а среднее значение третьего ритма составляло 6,16 cpm (4.25-7.07).

Рис. 3. Средняя частота третьего ритма для каждого испытуемого человека (n =50). Каждая точка представляет собой среднюю частоту третьего ритма человека, полученную приблизительно за 42 минуты анализа.

 

На рис. 4 по оси y показана средняя головная амплитуда каждого испытуемого. Также, на рис. 4 показаны взаимодействия головной амплитуды, происходящие из-за дыхания, артериальной пульсации и третьего ритма для каждого человека. Амплитуда артериальной пульсации всегда была меньше амплитуды дыхания и третьего ритма. У некоторых людей амплитуда дыхания была больше, чем амплитуда третьего ритма, и наоборот. В среднем, для всех испытуемых средняя амплитуда движения головы составлял 88 мм, дыхания — (321-12), третьего ритма — 58 мм (194-10) и артериальной пульсации — 13 мм (53-5).

3.3. Динамическое происхождение третьего ритма

Примеры динамических диапазонов третьего ритма внутри каждого индивидуума показаны на рис. 5. Рис. 5 показывает третий ритм трех человек, имеющих высокий, средний и низкий темп. Динамическая шкала наибольшего и наименьшего третьего ритма каждого индивидуума по итогу 42-минутных измерений показана на рис. 5.

Кроме того, измерение в реальном времени позволило измерить отклонение третьего ритма во время 42-минутного измерения. График на рис. 5 наглядно иллюстрирует динамическое происхождение третьего ритма. Количество колебаний третьего ритма индивидуально, и, как показано на рис. 5, испытуемый с высоким темпом третьего ритма (7,07 cpm) имел высокую вариацию третьего ритма (0,53) по сравнению с испытуемыми с более меньшим темпом третьего ритма (5,42 и 4,25, рис. 5), имеющим меньшую вариацию (0,10 и 0,14 соответственно, рис. 5). Существует значительная (р<0,001) и умеренная корреляция (r = 0,52) между частотой третьего ритма и вариацией третьего ритма для измеренной группы здоровых людей,  (n = 50).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рис 4. Измерение амплитуды ритмичных движений головы, возникающих в результате артериальной пульсации, дыхания и третьего ритма. Серая полоса сверху — 1⁄4 амплитуды артериального импульса, черная — 1⁄4 амплитуды  дыхания,  и серая полоса ниже — 1⁄4 амплитуды третьего ритма

Рис. 5. Динамический характер третьего ритма в режиме покоя, измеренный у всех участников (n = 50). Показан третий ритм, измеренный у 3 здоровых людей, лежащих на спине на протяжении 42 минут. Эти три человека представляют наибольший, наименьший и средний третий ритм. Указано среднее, максимальное, и минимальное отклонение каждого человека.

  1. Обсуждение

Доктор Уильям Г. Сазерленд представил первичный дыхательный механизм (ПДМ) как движение с фазой вдоха и выдоха, которое отличалось от дыхательных и артериальных движений (Сазерленд, 1939). Сазерленд никогда не описывал скорость или диапазон действия ПДМ, но после введения ПДМ, в нескольких исследованиях были собраны отчеты о пальпируемых скоростях и скоростях, изученных с помощью инструментов, определяющих гипотетические движения головы (обзор в Nielson et al., 2006). Исследования пальпируемых скоростей возможных движений головы показали широкий разброс, из-за которого было сложно создать нормативный диапазон (обзор в Nielson et al., 2006).

В ходе исследования был разработан прибор, который способен обнаруживать различные ритмичные движения головы. Как показано, как артериальная пульсация, так и дыхательное дыхание в теле могут быть обнаружены на уровне головы (рис. 1, 2 и 4). Кроме того, благодаря голове человека был выявлен третий ритм, отличный от дыхания и артериального ритма (рис. 1e5). Третье движение отличалось периодической волновой функцией от дыхательного движения. Дыхательное движение показало сигмовидную кривую с увеличением и уменьшением головы (Рис. 1С), тогда как третьи движения (рис. 1D) показали волну внутри волнового движения. Волна внутри волны создает “плечо” в волновом движении между максимальным подъемом и максимальным спуском (рис. 1D). Это “плечо” или наблюдаемая волна в третьем ритме, может являться сдвигом (нейтральной зоной) между фазами флексии и экстензии, описанными Сазерлендом. Существует спектр низкочастотных колебаний, напрямую или косвенно связанных с функционированием автономной нервной системы, все в том же диапазоне, что и третий ритм, описанный в исследовании (McPartland and Mein, 1997).

Анализ различных синусоидальных компонентов ЭКГ привел к значительному изменению понимания физиологии сердца. По сравнению с результатами, полученными на ЭКГ, дальнейшая экспертиза более сложных волновых паттернов третьего ритма, выявленных в этом исследовании, может дать представление о механизме, лежащем в основе генерируемого движения головы, и его возможных отношениях с автономной нервной системой. Предположений о механизме, генерирующем движения головы, основанных на физиологии и отличных от дыхательных и артериальных, было много (рассмотрено Фергюсоном 2003 и Чайтоу 1999). Кроме того, была предложена модель вовлечения для КРИ, также учитывающая возможное взаимодействие между пациентом и терапевтом (McPartland and Mein, 1997). Однако, до сих пор в экспериментальных исследованиях отсутствует описание механизма, лежащего в основе движений головы. Основной вопрос, касающийся механизма модели ткани/жидкости, заключается в том, что является ли движение головы причиной движений ткани/жидкости или причиной вторичного смещения давления ткани/жидкости (Chaitow 1999).

Частота третьего ритма, выявленного в этом исследовании, была определена с помощью прямого измерения движений головы, где не было взаимодействия между испытуемым и терапевтом. Среднее значение третьего ритма, измеряемого на голове у здоровых людей, было выявлено значением в 6,16 cpm и узким нормативным диапазоном (4.25-7.07). Поскольку исследования пальпируемых и измерительных скоростей движений головы показали широкий диапазон (обзор в Nielson et al., 2006), возможно, что разные исследования могут сообщать о разных ритмах под одним и тем же названием- КРИ.

Предыдущие опубликованные исследования показали диапазон КРИ от 6 до 14 cpm (Москаленко и др., 2001, 2004, 2009, Москаленко и др., 2001; Апледжер и Карни, 1979, Локвуд и Дегенхардт, 1998), сопоставимый с первым исследованием пальпации (Вудс и Вудс, 1961), в котором сообщалось о диапазоне КРИ в  10-14 cpm. Поскольку упомянутые выше исследования не сообщали о разделении КРИ и  дыхательных ритмических движений головы (; Москаленко и др., 2001, 2004, 2009, Москаленко и др., 2001; Апледжер и Карни 1979, Локвуд и Дегенхардт, 1998), заявленный диапазон КРИ может включать в себя движения головы, вызванные дыханием. Действительно, у нескольких исследуемых человек, движения дыхательного механизма были обширнее, чем третье движение (рис. 4). Пальпация только расширения и спада может зачастую привести к пальпации дыхательных движений. Инструментальные измерения движений головы, которые не отделяют дыхательные движения, будут иметь диапазон движений, включающий как КРИ, так и дыхательные движения, создавая тем самым более широкий диапазон измеряемых циклов. Поскольку висцеральная глоточная базилярная фасция прикреплена к клиновидной/затылочной области, частота передаваемых дыханием движений к голове может зависеть от напряжения в висцерально-фасциальной системе. Глоточная базилярная фасция может также объяснить, почему у некоторых людей движения головы, вызванные дыханием, были более заметными, чем третий ритм, и наоборот. Частота третьего ритма, измеренная в этом исследовании, аналогична частоте, указанной в большом исследовании пальпации (Cергуиф et al., 2011), и при пальпации одновременно измеряются колебания Траубе-Херинга-Майера (Нильсон и др., 2001, 2006). Кроме того, указанная скорость аналогична той, что указана в экспериментальном исследовании Фрайман (1971) с использованием аналогичного прямого измерения движений головы. Таким образом, третий ритм, о котором здесь сообщается, может быть тем же, что и КРИ, о котором сообщалось в вышеприведенных исследованиях (Сергуиф и др., 2011; Нильсон и др. 2001, 2006; Нильсон и др., 2001, Фрайман 1971).Демонстрируя то , что с использованием головы живого человека можно определить три разных ритма >3 циклов, можно провести сравнение с другими экспериментальными исследованиями, измеряющими движения в крови и в спинно-мозговой жидкости с помощью головы. Необходимо принять меры предосторожности при сравнении экспериментального исследования и эмпирического исследования, поскольку пальпаторный опыт любого терапевта субъективен и индивидуален. Это не означает, что один подход или отчетность более или менее правильны, но следует помнить, что экспериментальные и эмпирические исследования различны и могут сообщать о разных аспектах, предназначенных для изучения. Измерение, проводившееся в реальном времени на протяжении 42 минут позволило изучить динамику третьего ритма внутри каждого человека. Наблюдаемый динамический диапазон третьего ритма в среднем был меньше по сравнению с артериальной и дыхательной частотами (рис. 2). Колебания третьего ритма внутри каждого индивидуума были очевидны для всех изученных случаев (рис. 5) с умеренной корреляцией (k =0,52) между более высокими колебаниями третьего ритма и более высокой частотой третьего ритма. Было выдвинуто предположение, что низкочастотные (<0,1 Гц) ритмические движения влияют на баланс вегетативной нервной системы (Фергюсон 2003), и измеренные колебания в третьем ритме могут быть связаны с балансом в вегетативной нервной системе. Однако необходимы дальнейшие исследования, чтобы установить основополагающую физиологию.

Регистрирующие датчики были размещены на коже возле сосцевидных отростков височных костей. Швы, связанные с височными костями, в целом являются более открытыми в более позднем возрасте, по сравнению с другими швами черепа (Роджерс и Уитт 1997). Однако экспериментальная установка не указывает, какие части головы могут влиять на измеряемые движения, или если измеренные движения генерируются костями, то это будет предметом дальнейших исследований.

Физиологическое и клиническое значение третьего ритма, выявленного с помощью головы живого человека, еще предстоит исследовать. Однако, на пульсацию мозга влияют как артериальные, так и дыхательные пульсации (Вагшул et al., 2011), и, что важно, сообщалось о значительном влиянии дыхания на спинно-мозговую жидкость (Винже et al., 2019), что указывает на возможное влияния движений головы на спинно-мозговую жидкость. В этом исследовании мы показываем, что дыхательный механизм генерирует основные движения головы вместе с третьим ритмом и что артериальная пульсация вносит незначительный вклад в эти движения. Винье сообщил о значительном влиянии дыхания на спинно-мозговую жидкость, чего не скажешь об артериальной пульсации. Влияние дыхания на СМЖ может быть связано с дыхательными движениями, вызывающими большее движение головы, чем артериальная пульсация, наблюдаемая в настоящем исследовании. В исследовании Винье (Vinje et al., 2019) был измерен градиент внутричерепного давления (ГВЧД), обнаруженный между двумя сенсорами внутричерепного давления. Полученный спектр мощности (Vinje et al., 2019, рис. 3a) показал два максимальных значения: артериальное — между 0,7 и 1,6 Гц (42-96 ударов в минуту) и дыхательное — между 0,15 и 0,4 Гц (9-24 вдоха в минуту). Винье сообщил, что спектр ГВДЧ выявил низкочастотные шаблоны ниже 0,1 Гц, но вклад в поток спинно-мозговой жидкости не был упомянут в исследовании. В исследовании Нильсона (2002) скорость крови, измеренная с помощью лазерной доплеровской флоуметрии, также генерировала спектр мощности преобразования Фурье (Нильсон 2002), который показывает артериальные и дыхательные движения в крови, аналогичные движениям в СМЖ, о которых сообщили Винье и др. (2019). В кровотоке также были выявлены низкие частоты (<0,1 Гц) (Нильсон, 2002), как и в случае с СМЖ (Винье и др., 2019). Низкочастотные движения (<0,1 Гц) в третьем ритме, выявленного в данном исследовании при физическом движении головы, присутствуют в скорости кровотока (Нильсон, 2002) (Винье и др., 2019), а также упоминаются как колебания, прямо или косвенно связанные с функционированием автономной нервной системы (Макпартленд и Майн, 1997). Хоть физиологическое и клиническое значение низкочастотных колебаний требует дальнейшего изучения, влияние на циркуляцию крови и СМЖ, как сообщалось, может являться очень важным аспектом в здоровье человека. Центральным аспектом, предложенным Сазерлендом, было то, что ПДМ объединяет и координирует фундаментальную физиологию человеческого организма на уровне клеточного метаболизма. Накапливается все больше знаний о низкочастотных движениях (<0,1 Гц) в организме человека и их важности в поддержании здоровой крови и спинно-мозговой жидкости, и экспериментальные исследования, которые могли бы улучшить наше понимание, являются наиболее гарантированными.

  1. Заключение

Это исследование повествует об объективном измерении третьего ритмического движения, предоставляя рациональные научные доказательства, подтверждающие существование ритмического движения, отличного от артериального ритма и дыхания. Концепция ПДМ Сазерленда основана на опыте, и нельзя провести прямое сравнение между экспериментально определенным третьим ритмом и ПДМ Сазерленда. Однако можно документировать третий ритм, отличный от дыхания, (и возможно, что измерения этого ритма заслуга Сазерленда), является явной частью концепции ПДМ. Разговоры об использовании низкочастотных движений (<0,1 Гц) при оценке кранио-сакральной области с помощью пальпации, должны улучшить будущую подготовку терапевтов, использующих кранио-сакральную пальпацию черепа, с учетом как нормативного диапазона, так и происхождения ритмических движений, описанных в этом исследовании. Кровоток и СМЖ имеют основное влияние на здоровье человека, изучение роли низкочастотных движений в организме человека может пробуждать интерес в понимании и поддерживании здоровья человека.

  1. Клиническая значимость

В этом исследовании сообщается о нормативном диапазоне ритмичных движений головы, играющих главную роль в пальпаторных диагностических процедурах и терапевтических стратегиях, используемых в остеопатии для области черепа. Выявленные движения головы определяли низкочастотный третий ритм в физиологии человека, отличный от артериального и дыхательного ритма.

Низкочастотные колебания широко используются повсеместно в краниальной остеопатии и кранио-сакральной терапии. Это исследование формирует новую основу изучения физиологического и клинического значения низкочастотных колебаний у людей.

 

Финансирование

Финансирование исследования было предоставлено Датской Ассоцации краниологии (7500 долларов США), Фондом доктора Джона Э. Апледжера (10 000 долларов США) и Фондом исследований и инноваций при Министерстве высшего образования и науки Дании (15 000 долларов США).

Отчет о вкладе кредитного авторства

Томас Розенкильде Расмуссен: Концептуализация, Методология, Валидация, Формальный анализ, Исследование, Обработка данных, Написание оригинального проекта, обзора и редактироввания Визуализация, Надзор, Администрирование проекта, Финансирование.

Карл Кристиан Меуленграхт: Концептуализация, Методология, Исследование, Администрирование проекта, Финансирование, Прочее: Методология, Программное обеспечение, Помощь в проверке также была из третьей части Датского национального института метрологии DFM-2011-R04, добавленной в Приложение А к представленной копи.

Заявление о конкурирующих интересах/ Авторы сообщают об отсутствии конфликта интересов.

Благодарность. Особая благодарность Герту Груту Ландевиру за критическую оценку и прочтение данной копии

Дополнительные данные, относящиеся к этой статье. Полное описание прибора и технологический отчет (отчет Датского национального института метрологии DFM-2011-R04) можно найти по ссылке https://www.bricksite.com/uf/70000_79999/71360/1e02183257d8758b39bb7cf30b2a9d5b.docx.


 

Journal of Bodywork & Movement Therapie

Авторы: Томас Розенклиде Расмуссен, Карл Кристиан Меуленграхт)

История статьи:

Получена 22 ноября 2019 года

Получена в пересмотренной форме 21 июля 2020 года

Принята 29 августа 2020 года

 

 


Список литературы

Chaitow, L., 1999. Cranial Manipulation Theory and Practice. Churchill Livingstone.

Ferguson, A., 2003. A review of the physiology of cranial osteopathy. J. Osteopath. Med. 6, 74e88.

Fryman, V.M., 1971. A study of the rhythmic motions of the living cranium. J. Am. Osteopath. Assoc. 70, 928e945.

Lockwood, M.D., Degenhardt, B.F., 1998. Cycle-to-cycle variability attributed to the
primary respiratory mechanism. J. Am. Osteopath. Assoc. 98, 35e43.

McPartland, J.M., Mein, E.A., 1997. Entrainment and the cranial rhythmic impulse.
Alternative Therapies 3, 40e45.

Moskalenko, Y.E., Kravchenko, T.I., Vainshyein, G.B., Halvorson, P., Feilding, A., Mandara, A., Panov, A.A., Semernya, V.N., 2009. Slow-wave oscillations in the craniosacral space: a hemoliquorodynamic concept of origination. Neurosci.

Behav. Physiol. 39, 377e381. Moskalenko, Y.E., Frymann, V., Weinstein, G.B., Semernya, V.N., Kravchenko, T.I., Markovets, S.P., Panov, A.A., Maiorova, N.F., 2001. Slow rhythmic oscillations within the human cranium: phenomenology, origin, and informational significance.

Hum. Physiol. 27, 171e178. Nielson, K.E., 2002. The primary respiratory mechanism. The AAO Journal Winter 25e34.

Nielson, K.E., Sergueef, N., Lipinski, C.M., Chapman, A.R., Glonek, T., 2001. Cranial rhythmic impulse related to the Traube-Hering-Mayer oscillation: comparing laser-Doppler flowmetry and palpation. J. Am. Osteopath. Assoc. 101, 163e173.

Nielson, K.E., Sergueef, N., Glonek, T., 2006. Recording the rate of the cranial rhythmic impulse. J. Am. Osteopath. Assoc. 106, 337e341.

Rogers, J.S., Witt, P.L., 1997. The controversy of cranial bone motion. J. Orthop. Sports Phys. Ther. 26 (2), 95e103.

Sergueef, N., Greer, M.A., Nielson, K.E., Glonek, T., 2011. The palpated cranial rhythmic impulse (CRI): its normative rate and examiner experience. Int. J. Osteopath. Med. 14, 10e16.

Sutherland, W.G., 1939. The Cranial Bowl. Free Press Co, Mankato, Minn.

Upledger, J.E., Karni, Z., 1979. Mechano-electric patterns during craniosacral osteopathic diagnosis and treatment. J. Am. Osteopath. Assoc. 78, 782e791.

Vinje, V., Ringstad, G., Lindstrøm, E.K., Valnes, L.M., Rognes, M.E., Eide, P.K., Mardal, K.A., 2019. Respiratory influence on cerebrospinal fluid flow e acomputational study based on long-term intracranial pressure measurements.

Sci. Rep. 9, 1e13. Wagshul, M.E., Eide, P.K., Madsen, J.R., 2011. The pulsating brain: a review of experimental and clinical studies of intracranial pulsatility. Fluids Barriers CNS 8, 5.

Woods, J.M., Woods, R.H., 1961. A physical finding relating to psychiatric disorders. J. Am. Osteopath. Assoc. 60, 988e993.